Как быть музыкантом?

Почему в 2019-м ещё популярен ньюскул-рэп и причём тут инфляция?

Сначала длинное вступление. В 2013-м у автора этих строк появился велосипед.

Недорогой, но этого было достаточно — впервые с 7-го класса я гордо рассекал по улицам и под 100500 любимых треков вдыхал вечерний воздух.

Тогда на велосипеде ездил буквально каждый второй, и пешеходу в центре порой было банально не протолкнуться.

Невероятное количество форм и расцветок. Унициклы, байки с гигантскими колёсами, изящные Electra Bike, неоновые подсветки, тандемы...

А в конце 2014-го года цены резко взлетели вверх (экономисты называют это инфляцией).
Я тревожно смотрел на ценники и вместо обновления байка начал задумываться сначала о покупке самоката, в итоге вообще ограничился лишь ремонтом.

Инфляция не сказалась на велокультуре мгновенно: летом 2015 велосипедистов было ненамного меньше, чем за год до этого. В 2016 у меня украли велосипед, и новоиспечённый пешеход также не заметил особой разницы.

В отличие от лета 2017 и 2018. Неожиданно вокруг стало больше скейтбордистов и самокатчиков, иногда мимо проезжали гироскутеры.

Куда исчезли все велосипеды? Ушла мода, уступив место более современным и изящным видам транспорта?
Да нет. Прогулочного транспорта в принципе стало значительно меньше, а велосипедистов можно пересчитать по пальцам рук небольшой компании. Даже в самый тёплый и солнечный день.

Причина на поверхности: старые байки изнашивались, требовали ремонта, затем — замены.

Цены, как внимательнейшие из читателей могли заметить, с конца 2014-го года сильно не понизились. А доходы сильно не повысились.

Купить велосипед для многих уже скорее проблема, чем способ скинуть десяток-полтора лишних тысяч рублей, чтобы хорошо провести лето. Когда вы купили свой последний байк? Я о том же.

image

Шринкфляция. Обещаю, это первый и последний неизвестный широкой аудитории термин в статье! Что это такое и как работает?

Чтобы противостоять росту цен при инфляции, производители стремятся удешевить производство товара. Так, например, в моей любимой Европейской Пекарне однажды поднялись цены. Я стал ходить туда реже. Пекарня потеряла клиента.

Пекарня понизила цены обратно, но слегка уменьшила размер слоек. Не критично. Клиент вернулся.

В 2014-2015 годах я с удовольствием покупал одежду в H&M. Цена с тех пор не сильно подросла, но качество услуг и самого товара очевидно понизилось.

И то, и другое — свинство проявление шринкфляции.

Чтобы не поднимать цену соразмерно уровню инфляции, предприниматели удешевляют стоимость производства. Да, в ущерб качеству или размеру порции, но это работает.
Клиент слегка недоволен, но идти-то ему всё равно некуда, а денег на услуги прежнего качества уже не хватает.

С новой реальностью свыкаешься и потихоньку забываешь, что раньше было лучше цены когда-то были иными.

И вот теперь мы, после столь длинного вступления с элементами основ экономики, можем поговорить о музыке и ньюскуле. Как создавались музыкальные группы тридцать-сорок лет назад, в эпоху хард-рока и прочей "живой" музыки?

Да хоть в начале 2010-х, в эпоху расцвета On-The-Go, Tesla Boy и прочих инди-рок звёзд, кажется, уже ушедшей эпохи.

image

Создавались песни, придумывались аранжировки, набирался состав из гитаристов, барабанщика, басиста, вокалиста, опционально — клавишника или кого-нибудь более экзотичного.

Затем начинался мучительный процесс репетиций и записи на студии, во время которых состав мог поменяться кардинально и не один раз.

С тех пор прошла четверть века, и процесс значительно упростился.

Теперь для запуска потенциально популярного проекта достаточно обзавестись грамотным звукорежиссёром и "голосом" — для мейнстрим-сцены (большой процент которой — тот самый ньюскул) этого более чем достаточно.
Большинство читателей Husky Tunes наверняка помнит описанный выше кризис 2014-го года и последовавший следом за ним драматичное падение курса рубля и резкий рост цен.

Внезапно, в 2015-2016 резкий рост показала и русскоязычная хип-хоп культура. Для обоснованного утверждения о взаимосвязи взлёта хип-хопа и мощной инфляции необходимо было бы собрать гигантский массив статистических данных.

Так что ограничимся лишь ненавязчивым предположением в духе: "А что, если?".

Так или иначе, разница затрат при запуске хип-хоп артиста и при создании полноценной лайв-команды очевидна.
Что нужно, чтобы запустить артиста? Любого, без привязки к тому или иному жанру. Сделаем оговорку и возьмём за пример коммерческие проекты, рассчитанные не только на самовыражение, но и на какую-никакую прибыль.

1. Работа продюсера. Создание концепции, набор состава, найм технического персонала, поиск менеджера, создание общих черт звучания и самих композиций.

2. Работа саунд-продюсера.

Шлифовка звучания, технические моменты записи и доведение аранжировок до состояния полноценного продукта.

image

3. Упаковка проекта. Фотосессии, съёмки видео, социальные сети. Всё внешнее и так или иначе связанное с образом артиста.

4. Продвижение. Посев в социальных сетях, таргетированная реклама, наружная реклама (почему ей почти никто не пользуется?!), покупка чартов.

5. Организация концертов, туров.

Не рекомендуем использовать этот список как инструкцию — это лишь схематичный набросок, не учитывающий множества маленьких деталей и нюансов.

А теперь предлагаем так же схематично пробежаться по затратам, которые ждут создателя потенциально коммерческой лайв-команды. Той самой, с кучей настоящих, а не синтезированных инструментов, музыкантов и "фирмовым звучанием" в комплекте.
Вот крайне упрощённый список дополнительных затрат, которые понесёт проект при замене битов на живой саунд:

1. Обучение вокалу. Да-да, начинаем с азов. В случае с лайв-форматом музыканту непозволительно петь без опоры или мимо нот. Это сразу услышит весь бар Блэквуд стадион, на площадке которого группа выступает.

Звукоусиливающая аппаратура охотно подчеркнёт все недостатки вокала, которые в случае с выступлением под "плюс" легко замазать толстым слоем автотьюна. И не говорите нам, что все хип-хоп и поп-артисты выступают "вживую" — не первый день за концертами следим.

Даже если вокалист группы закончил музыкальную школу, совершенству нет предела — подтянуть вокал перед крупным туром всё равно придётся.
2. Обучение остальных музыкантов. Для того, кто усвоил предыдущий пункт, это будет очевидно — если инструменталисты не умеют сыгрываться и игнорируют основные техники исполнения, фирменный звук не состоится. На этом точка.

3. Приобретение инструментов. На дешёвом комбике разница между настоящим Стратокастером и бюджетным закосом под него действительно малозаметна.

При выходе же на большую сцену с недорогими инструментами могут начаться проблемы. С этим сталкивается подавляющее большинство молодых групп, так что не стоит игнорировать накопленный человечеством опыт — лучше сразу вложиться в хорошие гитары, басы, железо для ударных и прочие подобранные под стиль исполнения вокальные микрофоны.

image

4. Аппарат. Это касается скорее не музыкантов, а организаторов и площадок, однако не упомянуть о разнице между топовым "живым" аппаратом и топовой, простите, системой для караоке было бы преступлением. Не все инструменты можно безнаказанно воткнуть в микшерный пульт напрямую.

5. Звукорежиссёр. Мы не про саунд-продюсера, что сопровождает группу при работе на студии — речь о концертном звукорежиссёре, который знает, какой стиль звучания преследует команда, и как его добиться. Звукорежиссёры даже на топовых площадках далеко не всегда могут справиться с этой задачей.

6. Запись лайв-состава. Да, можно натыкать барабаны и клавиши в миди, но тогда какой это лайв-бэнд? Для хорошей записи всех инструментов нужно время, деньги на аренду студии и бесконечный уровень профессионализма тех, кого записывают. А профессионализм, напомним, тоже стоит денег.
7. Сессионные музыканты. Способ сэкономить на обучении своих, да только вот незадача — этим тоже нужно платить. Такова стоимость нервов, сэкономленных на координации своевольных постоянных участников состава и попытках собрать их в единый организм.

8. Логистика, перемещения. Даже на то, чтобы доставить пять человек из одной точки города в другую, потребуется чуть больше затрат, нежели на то, чтобы довезти одного рэпера и его менеджера. Окей, иногда к ним прибавляется ещё и диджей/бэк-MC. Предлагаем читателям самим посчитать, какой будет разница при перемещении всей банды (как минимум 5-8 человек, включая персонал), скажем, из Москвы во Владивосток.

9. Гонорары. Поскольку в процесс музицирования вовлечено в два-три раза больше человек, чем в процесс публичного акта исполнения поэзии под музыку, сумма итогового гонорара закономерно возрастает.
Организаторам попросту невыгодно работать с живым звуком, ведь какой-нибудь Niletto или Big Baby Tape обойдётся куда дешевле, чем лайв-артисты того же масштаба. К тому же, хип-хоп и караоке-поп куда популярнее, ведь в их промо вкладывается куда больше денег. В отдельных случаях это как раз та сумма, которая могла бы быть потрачена на формирование лайв-команды.

В 2016-м Россию застал врасплох всплеск популярности разного рода бизнес-тренингов. Назовём их, скажем, "Предпринимательская юность" и "Репост-центр" (мы не про ФСБ).

И те, и другие пропагандировали "быстрый" бизнес.

Нашёл потребность, на скорую руку сделал продукт, запустил одностраничный сайт, направил рекламный трафик. И прибыль пошла.

Ну, теоретически.

image

Принципы создания и функционирования мейнстримных артистов в последние года болезненно напоминают аналогичные схемы в проектах выпускников подобных бизнес-школ.

Не сказать, что принципы функционирования поп-музыки когда-то были иными, однако в последние годы они получили ещё большее распространение.

В конвейер хип-хоп индустрии вкладываются гигантские суммы, и продукт становится всё более отточенным, всё более совершенным и... синтетическим. Алгоритм всё тот же:

1. Нашёл потребность. На ньюскул-рынке не хватает радужных дредов, песен про проблемы ЛГБТ и мажорных аккордов? Пора сделать такого артиста.

2. Сделал продукт. Здесь необходимо найти фактурного персонажа, написать песен на дебютный альбом, упаковать персонажа в нужные цвета, предметы одежды и аксессуары.

3. Запустил одностраничный сайт. В нашем случае пару синглов и альбом.
4. Направил рекламный трафик. Таргет-реклама, публикации в СМИ о "фрешмене месяца" (в 2017-м это работало, работает ли сейчас?).

5. Прибыль пошла.

Впрочем, рэперы-однодневки на то и однодневки, чтобы тренд на создание подобной музыки практически полностью исчерпал себя за пару лет.

"Один за другим музыканты замахиваются на всероссийские туры, но быстро и стыдливо их отменяют. Хайп не конвертируется в деньги, а просмотры клипа — в покупателей билета", — писал музыкальный критик Олег Кармунин (проект Русский Шаффл) ещё прошлой осенью.

"Все эти подростки с дурацкими прическами стали появляться слишком часто", — дополнял он.

Впрочем, несмотря на усталость аудитории, тренд продержится ещё какое-то время. Как минимум, из-за описанных выше экономических причин — делать такую музыку банально выгоднее.
Что в итоге? Стоит ли игнорировать "синтетическую" сцену? Вовсе нет, у неё даже можно научиться чему-то полезному.

Однако обратите внимание: российская экономика постепенно выходит из крутого пике не без помощи изобретательного и находчивого второго пилота Дринкинса.

Столь же постепенно на российскую сцену возвращается и живой звук. Мой любимый пример: Gruppa Skryptonite. Есть и ряд других, менее известных.

Рано или поздно жителям городов надоест ездить на скейтбордах.

Удобно и недорого, но далеко не уедешь. Максимум — пара кругов вокруг квартала. А дальше либо трамвай, либо мысли о суициде покупке велосипеда.

Получится ли у представителей музыкальной индустрии далеко уехать на пластиковом и цветастом ньюскуле?

А вот посмотрим.
Илья Бабин, ХТ




Индустрия
Made on
Tilda